Андрей Иванов

Третий кризис Российской державы

Отродясь не бывало, и вот – опять! [В.С. Черномырдин] События последних лет вызывают стойкое ощущение дежавю, словно российская история снова и снова возвращается на наезженную колею. Так ли это? Давайте посмотрим.

Джулиан Купер

Военное лицо «Воинственной России»

Спору нет: сегодня Россия – более уверенная в себе держава, чем несколько лет назад. Самоуверенность и готовность выстоять перед лицом критики и санкций Запада стали особенно очевидны после наступления кризиса и начала конфликта на Украине. Однако можно утверждать, что поворот к более напористой и даже воинственной политике начался до 2014 года. Вероятнее всего, кризис на

Сильвана Малле

Знакомьтесь: Воинственная Россия

За появлением Воинственной России (ВР), организации общества, отражающей патриотические настроения и приверженность собственным ценностям, интересам и целям, стоит остракизм, которому подвергли страну передовые державы международного сообщества. Подавляющее большинство российских граждан негодуют по поводу понижения статуса России и полны решимости возродить имидж великой нации.

Сергей Павленко

Греция: урок, а не проблема

История взаимоотношений Греции с Европейским союзом чрезвычайно интересна как эпопея человеческих амбиций, столкновения культур и личностей, социальных общностей и политических аффилиаций.

Ярослав Разумов

Россия без «мягкой силы»

Без активного формирования положительного имиджа России, главного «евразийского интегратора», долгосрочные интересы России в Евразии обречены на неудачу.

Дмитрий Новиков

Неравнобедренный треугольник

Одним из главных результатов саммита АТЭС в ноябре 2014 г. стала демонстрация все более противоречивой динамики китайско-американских отношений в регионе.

Ярослав Зайцев

«Путь гегемона» и «путь правителя»

Сравнение национальных интересов Китая и России сегодня особенно ценно. Две страны переживают период быстрого политического сближения, в процессе которого очень важно правильно понимать логику действий партнера.

Михаил Коростиков

Обновление себя и мира

Объединение России, Бразилии, Индии, Китая и Южной Африки (БРИКС) за шесть лет уже сделало полный круг председательств, и в июле 2015 г. саммит возвращается в Россию. Зачем нам этот формат? Получили ли мы от него то, что хотели?

Владимир Чернега

Какофония вместо «европейского концерта»

Жесткая конфронтация между Россией и Западом из-за Украины, напоминающая худшие времена холодной войны, побуждает экспертов и политиков задуматься о причинах такой ситуации.