Андрей Иванов

Третий кризис Российской державы

Отродясь не бывало, и вот – опять! [В.С. Черномырдин] События последних лет вызывают стойкое ощущение дежавю, словно российская история снова и снова возвращается на наезженную колею. Так ли это? Давайте посмотрим.

Джулиан Купер

Военное лицо «Воинственной России»

Спору нет: сегодня Россия – более уверенная в себе держава, чем несколько лет назад. Самоуверенность и готовность выстоять перед лицом критики и санкций Запада стали особенно очевидны после наступления кризиса и начала конфликта на Украине. Однако можно утверждать, что поворот к более напористой и даже воинственной политике начался до 2014 года. Вероятнее всего, кризис на

Николай Косолапов

Общесистемные интересы вместо национальных. Классические понятия и российская специфика

Категория национального интереса интуитивно самоочевидна и понятна, но попытки осмыслить ее в приложении к целям и задачам внешней политики чаще всего рождают больше вопросов, чем предлагают ответов.

Алан Куперман

Фиаско Обамы в Ливии

17 марта 2011 г. по настоянию президента США Барака Обамы Совет Безопасности ООН принял Резолюцию 1973, тем самым дав разрешение на интервенцию в Ливии.

Владимир Чернега

Какофония вместо «европейского концерта»

Жесткая конфронтация между Россией и Западом из-за Украины, напоминающая худшие времена холодной войны, побуждает экспертов и политиков задуматься о причинах такой ситуации.

Андрей Ионин

БРИКС и не только: как создать технологический альянс

В минувший год Россия столкнулась с чрезвычайно серьезными внешними вызовами: западные государства во главе с США ввели против нашей страны широкий перечень политических, экономических, финансовых и технологических санкций.

Эдуард Понарин

Вернуть Украину

Не стоит недооценивать потенциал «мягкой силы» для достижения основных целей российской политики на Украине. У Москвы появится возможность изменить ситуацию в свою пользу