Андрей Иванов

Третий кризис Российской державы

Отродясь не бывало, и вот – опять! [В.С. Черномырдин] События последних лет вызывают стойкое ощущение дежавю, словно российская история снова и снова возвращается на наезженную колею. Так ли это? Давайте посмотрим.

Андрей Фролов

Опасности на горизонте

Перспективные военно-технологические угрозы России до 2030-х – 2040-х годов. К известным потребностям человека, которые наглядно отражены в «пирамиде Маслоу», вероятно, следует добавить и потребность в знании будущего. Причем она вызвана как экзистенциальными причинами (что делает вечной религию), так и сугубо прикладными (знание будущего помогает подготовиться к нему уже сегодня или же заработать на нем деньги).

Джулиан Купер

Военное лицо «Воинственной России»

Спору нет: сегодня Россия – более уверенная в себе держава, чем несколько лет назад. Самоуверенность и готовность выстоять перед лицом критики и санкций Запада стали особенно очевидны после наступления кризиса и начала конфликта на Украине. Однако можно утверждать, что поворот к более напористой и даже воинственной политике начался до 2014 года. Вероятнее всего, кризис на

Сильвана Малле

Знакомьтесь: Воинственная Россия

За появлением Воинственной России (ВР), организации общества, отражающей патриотические настроения и приверженность собственным ценностям, интересам и целям, стоит остракизм, которому подвергли страну передовые державы международного сообщества. Подавляющее большинство российских граждан негодуют по поводу понижения статуса России и полны решимости возродить имидж великой нации.

Сергей Минасян

Сирийский гамбит Москвы

Российская операция в Сирии стала важнейшим мировым военно-политическим событием с серьезными последствиями как в региональном так и в глобальном измерении. Кампания только разворачивается, и чтобы оценить ее динамику и перспективы, важно понять региональный контекст «сирийского гамбита» Москвы и ключевые военно-политические аспекты.

Глеб Павловский

Неопознанные национальные интересы РФ

Ничто не стоит так дешево и не ценится сегодня так дорого, как национальные интересы России. Все только о них говорят, это стало присказкой, как – «пожалуйста». Этикетное междометие ничего в реальности не обозначает – но разве и наши интересы виртуальны?